Габриэль Блейк
Роль музы в мифе — всегда быть источником вдохновения


Пролог.

Жгучая боль распространялась по всему телу, выворачивала каждую мышцу, каждую вену омывала изнутри огнём. Это был мой конец. Тут на грязном полу полуразвалившейся Визжащей хижины, истекая кровью перед до смерти испуганными подростками. Думал ли я когда-то, что моя жизнь закончится так? Возможно в глубине души-да, но все же я надеялся погибнуть в бою. Сражаясь за то, что все эти годы давало мне смысл жить. Видимо не получилось.
Жар в груди стал просто нестерпимым, казалось лёгкие плавились, разваливались на куски, а из горла вместо слов слышались мерзкие булькающие звуки.
-Профессор!-пролепетал Поттер наклоняясь ближе.
Чуть не забыл о тебе-наш дорогой мальчик-который-выжил, получится ли у тебя это снова?
-Взгляни… на… меня…
Нет, не получится. Это было сразу ясно по его глазам, уставшим и напуганным, но все ещё надеющихся на чудо, которое теперь уже вряд ли случится.
-У тебя глаза матери.
Последние слова дались мне с невероятным трудом, но это был мой последний козырь. На мгновение глаза мальчишки удивлённо распахнулись и он часто заморгал, от навернувшихся слез.
Все бесполезно, отчаянье резануло где-то глубоко в груди, от чего самому захотелось расплакаться в голос. Люди с такими добрыми глазами не воюют, не убивают, они сами становятся жертвами и жертвуют собой ради других. Все попытки воспитать в мальчишке хоть какой-то характер были тщетны, оставалось наедятся, что воспоминания настроят его на нужный лад и он начнёт бороться за свою жизнь. А если нет... Мне даже стало немного жаль этого Поттера, он не доживёт до утра так же, как и я.
Тьма вокруг сгущалась все сильнее и я даже не заметил, как лицо Поттера смазалось, а после и вовсе растворилось в ней.



Смерть.

Загробный мир представлял собой бесконечное белоснежное пространство, окутанное плотным туманом, не было слышно ни единого звука, ни ветерка, даже собственный голос звучал тут глухо и зловеще. Чувство спокойствия и безопасности окутывало со всех сторон, давало уверенность, что теперь все будет хорошо. Хотелось раствориться в этом мире без остатка, исчезнуть и это нисколько не пугало.
Казалось я пробыл тут уже целую вечность. Воспоминания о прошлой жизни возвращались медленно, они путались между собой, накладывались одно на другое и я уже не мог разобрать, что было правдой, а что игрой воображения. Настолько все они были причудливы и не реалистичны, возможно все это было только красивым сном.
Понимание смерти заставило меня вздрогнуть, словно по телу прошёлся электрический разряд, заставивший разум наконец-то прийти в себя. Нет-это не сон, я действительно умер, там на полу хижины и моя жизнь тоже была настоящей. Все это правда. Умер, вот так просто. Нахлынувшую панику остановить не удавалось, хотелось кричать, бежать, искать какой-то выход, только не оставаться в этом странном и теперь пугающем месте.
-Северус.-звук своего имени немного привёл меня в чувства.
Голос был спокойным и уверенным, словно раскат грома, он слышался отовсюду. Туман впереди стал медленно расступаться, оседать на землю открывая вид на огромную бушующею реку с темными водами. Волны с силой выплёскивались на берег разлетаясь брызгами, от которых поднимались клубы облаков. Через реку раскинулся массивный белый мост уходящий на противоположный берег.
-Северус.-теперь голос звучал не только вокруг, но и у меня в голове.
По мосту медленно ступала девушка одетая в длинное чёрное платье, поддерживая его подол она ступила на берег и подошла ближе ко мне.
-Ты не узнал меня?-девушка склонила голову в бок и без интереса оглядела меня с ног до головы.
-Я узнал вас Госпожа.
Трудно было не узнать Смерть, ведь она единственная кто может пройти в обе стороны по мосту разделяющему мир живых и мёртвых. Об этом было известно любому волшебнику.
-Это верно. Это мой мир и тут я всемогуща, твои помыслы и твоё сердце здесь для меня, как раскрытая книга. Я пришла за тобой и хочу услышать всю правду, от тебя Северус. Ты достоин пройти по этому мосту?-с сомнение произнесла она.
Лгать было бесполезно, в прочем я и не собирался, с самого начала было ясно, что кроме адского пекла меня ничего не ждёт. Честность теперь, лучшая стратегия.
-Нет Госпожа, не достоин. В своей жизни я совершил много дурных поступков, хотя мог бы поступить правильно. Моя гордыня погубила мою мать, заставила её страдать всю свою жизнь и умереть в болезни и нищете.
Это действительно было так, если бы я настоял мама вернулась в семью и её приняли. Не могли не принять единственную наследницу и пусть я остался бы бастардом, но она была жива.
-Я предал моего единственного друга, по моей вине погибла она и вся её семья.
Проклятое пророчество, знал бы я чем все это закончится никогда и близко не подошёл к Кабаньей Голове, никогда бы не стал следить за Дамблдором, не стал прислуживать Тёмному Лорду.
-Мой талант стал причиной мучительной гибели многих людей, которые не заслуживали её.
Когда-то я гордился своими способностями, умением приготовления зелий на все случаю жизни, вот только в руках Пожирателей жизни не было. Не было ничего, только кровь, боль и страдания для тех, кому не повезло попасть к ним в лапы.
-Всю свою жизнь я притворялся и обманывал для собственной выгоды, оскорблял, подставлял и убивал людей. Сначала считая, что поступаю правильно, иду к высшей цели, после пытаясь исправить все то, что натворил.
Но это не умоляет моих поступков.
-Я действительно недостойный человек, за всю свою жизнь я не совершил ни чего хорошего. Я приму любое наказание, которое заслуживаю.
Смерть слушала молча, пристально вглядываясь в моё лицо пепельно-серыми глазами, стараясь разглядеть что-то понятное только ей одной.
-Это действительно так, ты не солгал.
Она обошла меня вокруг и остановилась.
-Вижу ты раскаиваешься, искренне сожалеешь о содеянном и мне этого хватит, чтобы очистить твою душу и отправить на перерождение, но я этого не сделаю.
Смерть сурово покачала головой в подтверждении своих слов.
-Ты и весь твой род Северус сильно обидел меня. Вы просили моей защиты и покровительства и обещали стать моими проводниками в мире живых, но кажется позабыли о своём обещании.
От этих слов внутри меня все похолодело. Покровительство смерти означало только одно, дар способный сделать человека некромантом. Изучая тёмные искусства я сталкивался с подобными случаями, когда люди или целые семьи посвящали свою жизнь Мрачной Госпоже. Делали они это по совершенно разным причинам, у многих не получалось удостоиться её внимания, а тем несчастным кому все же везло, приходилась после платить с в торицей за подобные способности. Удружили родственнички, ничего не скажешь, теперь придётся и за их грешки ответить.
-И вот теперь последний из рода Принсов стоит предо мной и желает уйти в мир мёртвых. Не выйдет.
-Госпожа...
Смерть подняла руку призывая меня помолчать.
-Все кто был до тебя Северус не избежали моего гнева и теперь пребывают в преисподней на веки обречённые оставаться там. И твоя мать тоже.
От одной мысли, что мама после всех земных мучений теперь переживает ещё большие страдания в аду, у меня внутри все перевернулось.
-Ужасно неправда ли. А ведь всё можно исправить, я могу дать тебе последний шанс, что бы все изменить. Все должно решиться тут на границе миров.
Последний шанс? Снова? Последний раз, когда мне давали "шанс" он привёл меня к смерти, от зубов гигантской змеи.
-Что я могу сделать Госпожа.
-Все просто Северус, выполни обещание своего рода и я верну вам свою благосклонность и твои предки все до единого мирно упокоятся.
Легче сказать, чем сделать. Подобная магия считается темной, запретной, за одно чтение книг можно угодить в Азкабан на пару лет, не говоря уже о практике. Свидание с Дементором можно обеспечить себе и другим способом. Да и кто в своём уме будет продолжать род некроманта? В последнее время даже тёмный маг считался чуть ли не порождением зла и ни одну "приличную светлую" ведьму под венец затащить было невозможно.
Что уж говорить о некроманте. Но есть ли у меня выход? Терять то уже нечего, я и так мёртв, пожариться в преисподней я ещё успею, а так хоть попытаюсь спасти мать. Она защищала меня, как умела и несправедливо будет оставлять её. Рискнуть, надо рискнуть, хуже уже все равно не будет.
-Хорошо Госпожа, я согласен.
Подойдя ближе Смерть приложила свою ледяную ладонь к моей груди.
-У тебя будет новая жизнь Северус, ты выберешь её сам, но не забудь о данном тобой обещании.
Меня резко дёрнуло вниз, и мир, и Смерть исчезли в ярком сиянии, а я падал, но по-прежнему цеплялся за свою жизнь.



Сопор.

***
Меня разбудил тихий гул раздававшийся откуда-то с верху. Будто над головой был подвешен большой улей с пчёлами. Паршивые гриффиндорцы опять придумали новую каверзу. Эти партизаны-мазохисты, ну ни как не могли успокоится. Мало им постоянных наказаний, нет, они зарабатывают ещё и ещё, упрямые бараны. Видимо Годрик из тщеславия сделал символом своего факультета гордого льва, ведь все его представители определённо парнокопытные. Хорошо, что их баловство можно убрать одним взмахом палочки.
Дотянуться до неё не получалось. Руки и ноги, да и все остальное тело не двигалось, сколько бы усилий я для этого не прилагал. Гул над головой стал интенсивней и это не предвещало мне ничего хорошего.
Глаза открывались с трудом, веки казалось весили не меньше центнера. Кое-как оглядевшись стало понятно, что нахожусь я не в директорской спальне и вообще не в Хогвартсе.
Комнатка, в которой я проснулся была маленькой, на стенах выкрашенных сероватой краской не висело ни картин, ни чего, что могло бы подсказать, где я нахожусь.
С левой стороны, от меня стояла тумбочка с тусклой лампой. А непонятный гул шёл, от оранжевого купола окружающего мою кровать, периодически по нему проходила мутная рябь, обновляя контуры и позволяя воздуху проникать внутрь. Дверь в комнату была приоткрыта, в образовавшуюся щель пробивался луч света из коридора. Интересно сейчас было утро или вечер? Порассуждать над этим сил у меня не оставалось. Усталость навалилась незаметно, я даже не понял когда заснул.

***
В следующий раз пробуждение было быстрым и болезненным. Правую руку сводило судорогой, кололо тысячами невидимых иголочек и все потому что её использовала, как подушку чья-то лохматая башка. Попытка поднять руку и отвесить спящему подзатыльник ничему не привела, тело по прежнему не желало работать, как надо. Оставалось только прожигать ненавистный затылок убийственным взглядом. Я всегда думал, что инстинкт самосохранения работает доже во сне, но видимо не у этого наглеца. В место того, чтобы проснуться, извиниться и уйти, он пробормотал какие-то не членораздельные звуки и обслюнявил мне ладонь.
НАДО СПАТЬ С ЗАКРЫТЫМ РТОМ,ТЫ ЧЕРТОВ СЛЮНТЯЙ!
Возмущению не было предела, мысленно я костерил паршивца по чем зря и так устал, что снова уснул.

***
Парень обслюнявивший меня сидел рядом с кроватью и читал в слух книгу в яркой красной обложке и я никак не мог понять её название. Я читал буквы, проговаривал их про себя раз-другой, но смысл от прочитанного так и не появлялся.
"К""В""И""Д""Д""И""Ч""С""К""В""О""З""Ь"В""Е""К""А", чёртова абракадабра или может это другой язык? Иностранный или древний? Нет, "лохматый" не похож на человека, способного знать какой-то язык кроме своего собственного и то не факт.
Заметив, что я проснулся, парень резко подскочил с табуретки на которой сидел, книга выскользнула из его рук и хлопнулась мне на живот.
ЧУДИК КРИВОРУКИЙ! Отомщу тебе, как только смогу пошевелить хотя бы одним пальцем, отомщу. Ткну в какую-нибудь болевую точку.
Тем временем парень размахивал руками, говорил что-то, но слов разобрать не получалось. Он выглядел таким радостным, словно встретил доброго знакомого, с которым давно не виделся. Но такого знакомого среди друзей я не помнил, как и самих друзей тоже. Когда он немного пришёл в себя, то поспешил выйти за дверь оставив меня в одиночестве. Не прошло и нескольких минут, как в комнату вошёл высокий мужчина в жёлтой мании, за ним следовали две девушки. Одна держала в руках папку с бумагами, другая небольшую коробочку. Завершал всю процессию "лохматый".
Мужчина достал палочку и стал водить ею по куполу над кроватью, говорил что-то и первая девушка быстро записывала за ним. Вторая раскладывала на тумбочке множество разных скляночек наполненных разноцветными жидкостями. Зельями наверно.
Да, зельями! Как я раньше не догадался-колдомедики, только эти отважные ребята могут одеть на себя такую безвкусицу и им слова никто не скажет. Раз они колдомедики, то я скорее всего нахожусь в Мундо...нет в Мунго. Больница-это хорошо, значит меня лечат. Вот только вспомнить бы от чего и почему я сюда попал.
Колдомедик убрал палочку и дав несколько распоряжений целителям, наконец-то обратил внимание на меня. Наклонившись ниже попытался со мной поговорить, но я не понял ни единого слова. Человеческая речь по прежнему была для меня сплошной тарабарщиной. Мужчина несколько раз повторил попытку, но не получив отклика повернулся к парню и несколько минут с серьёзным выражение лица что-то втолковывать ему. Напоследок напоив меня горькими зельями колдомедики ушли оставив в няньках "лохматого" парня.
Он в свою очередь снова взялся читать, но я слишком устал чтобы отвлекаться на него и закрыв глаза тут же провалился в сон.



Оглушение.

С этого дня "лохматый" решил прописаться в палате, уходил редко, всего на пару часов и возвращался в ужасном настроении. После таких походов он по много минут молча смотрел в окно, шумно вздыхал и только после этого возвращал себе прежнее радостное настроение.
На эти несколько часов няньками для меня становились его странноватые подружки. Первая ещё более лохматая, чем сам парень. Она всегда приносила с собой кучу бумаг, часто ругалась с колдомедиком и целителями пытаясь убедить их в чем-то, но к ней никто не прислушивался и тогда девушка садилась у кровати и жаловалась мне. Когда она уж совсем надоедала приходилось притворяться спящим, только так её можно было угомонить.
Вторая девушка с длинными светлыми волосами была её явной противоположностью. Молчаливая и улыбчивая, постоянно приносящая странную газетёнку с движущимися фотографиями. Она могла по долгу сидеть на стуле и смотреть в одну точку, ведя мысленную беседу с кем-то не видимым. То начинала украшать мою кровать яркими, ароматными цветами, от которых все тело начинало чесаться, а нос полностью закладывало. В последний раз она принесла с собой ловец снов, сплетённый красивым узором с множеством переливающихся бусинок, перьев и повесила его у меня над изголовьем. Я сразу к нему как-то проникся и порадовался отсутствием аллергии на перья, ведь выбросить его я бы не смог.
В этот раз все было немного по другому. Лохматый привёл с собой целую толпу рыжих незнакомцев. Они выстроились у стеночки и глядели на меня со скорбными лицами, боясь приблизится. Семеро мужчин и две женщины. Та что по моложе, жалась к "лохматому" захлёбываясь соплями и периодически дёргала его за рукав пытаясь привлечь внимание к своему горю. Парень сочувственно кивал и гладил рыжую по голове. Другая постарше, видимо их "мать" сразу бросилась ко мене стискивая в железных объятьях. Громко причитала и прижимала мою голову к своей груди. Высвободится не представлялось возможности, а попросить её убраться я ещё бы не в состоянии.

Интересно, кем они мне приходятся? Друзья или близкие родственники? Почему-то странное ощущение тревоги не позволяло мне расслабится и порадоваться обретению родных. Тут было что-то не ладное, но я не мог понять, что именно шло не так.
Меня с этими людьми разделяла незримая пропасть, которую невозможно было не заметить. Казалось я смотрю на все происходящее через оконное стекло, подглядываю за чужой жизнью, стараясь остаться не замеченным. Стойкое чувство одиночества захлестнуло меня с головой, я задыхался от непонятной нежности и заботы, которой окружили меня эти незнакомцы с помощью одного своего присутствия рядом. Сердце сжималось, от желания все это прекратить, почти физически больно, так больно что на глазах наворачиваются слезы. Все это было не моим, чужим странным и непонятным. И меня разрывало желание получить чужую любовь здесь и сейчас, присвоить её себе и больше не отпускать, и в то же время было страшно, как никогда раньше. Снова почувствовать ту бездну отверженности скрывавшуюся во мне, услышать её зов и быть ею поглощённым, если оступлюсь. Это невыносимо. Какой же я дурак. Абсурдность ситуации вызвала у меня смешок, со стороны больше похожий на стон боли. Старший-мужчина, наверно отец этого семейства, тут же оттащил женщину в сторону. Заметив, как я скривился она порывалась подойти снова, но ей не позволили.
Нет, не хочу вас видеть, только не сейчас. Я зажмурился, что было сил стараясь взять под контроль разбушевавшиеся эмоции. Наверно все решили, что я устал и заснул, так как постояв ещё немного они ушли, "лохматый" кажется вызвался их проводить и тоже покинул палату.



Возвращение.

***
Вернулся он быстро, внося в комнату потрёпанную картонную коробку наполненную всякой рухлядью. Водрузив её на кровать "лохматый" достал старый полосатый шарф, красно-золотистый, весть пропахший плесенью. И с гордостью повязал его мне на шею.
Мило конечно, но где он его взял? На помойке? Вещей подобной этой у меня лично в гардеробе никогда не водилось. Даже в школе, пусть одежда была у меня изрядно поношенной, но чистой и не пропахшей старым подвалом.
В Хогвартсе за чистотой вещей следили домовики, так что подобной гадости не должно быть даже у грязнуль-гриффиндорцев.
Кстати о ней, очень знакомая расцветка. Красный и золотой. Золотой и красный. Яркие, вычурные цвета-гриффиндорские цвета! И шарф точно гриффиндорский, так почему он надел его на меня!
Сколько себя помню, я был выпускником великого и благородного слизеринского дома. Какое безобразие!
Я изо всех сил протестовал, пытался намекнуть парню чтобы снял с меня тряпку вражеского факультета, но он то ли не понимая, то ли издеваясь, выудил из коробки кусок старого пергамента.
Коснувшись его волшебной палочкой он шепнул что-то и на пожелтевшей бумаге стали проступать черные линии, соединяющиеся в причудливый рисунок. Развернув пергамент "лохматый" показал мне образовавшуюся карту. Интересное колдовство, раньше не встречал ничего подобного. В какой-то момент я даже забыл о гриффиндорской тряпке, так хотелось поближе рассмотреть, потрогать волшебную карту. Все эти лестницы, коридоры, комнаты были мне знакомы, словно я раньше бывал в том месте.
Парень вдруг отложил карту в сторону и протянул мне бело-зелёную шапку. Нужна мне твоя шапка, она совершенно не интересна, не то что карта. Верни её немедленно!
Но лохматый явно не умел читать мысли, так как одел шапку мне на голову.
Здорово, теперь я похож на какого-то клоуна. Надеюсь он не принёс с собой косметику и не станет мне делать макияж, потому что с переодеваниям мы точно покончили.
От подобных мыслей мне стало не по себе, откуда я знаю эти девчачьи повадки? Лучше об этом не думать.
Не успел я опомнится, как на одеяло мне стали раскладывать фотографии рыжей семейки. Вот "мамаша" с одинаковыми сыновьями и дочкой, большое семейное фото, а это они стоят на фоне огромной пирамиды. Так, а почему меня с ними нет?
Я снова почувствовал страх, аж волосы на затылке зашевелились. Вдруг я пролежал в этой палате всю свою жизнь? Сколько мне сейчас лет и как я выгляжу? А вдруг я уже старый, столетний дед и через пару месяцев умру? Слышал о таком у магллов, вначале небольшое улучшение, а потом смерть.
Наконец-то обративший внимание на мою реакцию парень ободряюще пожал мне руку стараясь успокоить, после чего заговорщицки подмигнул и достал из коробки круглое зеркало размером с ладонь. Кажется парня посетила единственная светлая мысль. Вот сейчас все и прояснится.
Я смотрел на своё отражение и не узнавал его. Медно-рыжие, чуть отросшие волосы обрамляли довольно миловидное лицо с темно голубыми глазами и прямым носом. На вид мне было лет девятнадцать-двадцать, ну хоть не старик и то хорошо.
Я слабо улыбнулся, отражение растянуло губы повторяя мои движения. Сомнений не было, это я. Но почему в голове крутился совсем иной образ? С не привлекательной внешностью и темными длинными волосами. Снова разыгралось воображение или это все же было последствие болезни.
"Лохматый", заметив что я улыбнулся сам повеселел, видимо уверенный что в чем-то помог мне.

***
Кромешная тьма сгущалась со всех сторон, лишь высокие зеркальные стены лабиринта излучали голубоватый мерцающий свет. В зеркалах отражался высокий молодой человек с рыжими волосам. Он стоял не подвижно, с укором смотрел на меня. Коснувшись прохладного стекла я вглядывался в его глаза, отражение повторившее мои движения, сделало тоже самое. Стало жутко, нужно было срочно выбираться из этого места пока, не стало слушком поздно. А то, что это «поздно» наступит я печёнкой чуял.
Бесконечные повороты коридоров не заканчивались, чем дальше я шёл тем более извилистыми и разветвлёнными они становились. Резко обрывались и приходилось возвращаться обратно и начинать все с самого начала. Блуждать снова и снова под взглядом рыжего юноши, что может быть более раздражающе?
Ориентироваться приходилось на ощупь, многие проходы оказывались ложными и вскоре я набил не маленькую шишку на лбу и совершенно точно заблудился.
Отражения окружали меня со всех сторон, давили не позволяли сосредоточится. Заставляли чувствовать себя беспомощным.
-Ну хватит!-со свей силы ударив по зеркалу на против и оно разлетелось в дребезги открывая следующее отражение.
Не жалея кулаков я разбивал ненавистные зеркала пока все мои руки не были испещрены кровавыми порезами, но я не замечал этого пока не осталось последнее. Почти сливающееся с окружающими сумерками.
Оно отражало высокого человека в черных одеждах. Его тёмные волосы до плеч были спутаны, безжизненно свисали вниз. Некрасивое, мучнисто-белое лицо было усталым и только его неподвижные глаза смотрели пристально, прожигая меня своей холодностью.
Я стоял не смея двинуться и отвести взгляд, пока зеркало не стало идти трещинами. Противный звук бьющегося стекла врезался в уши. Стеклянная поверхность вздрогнула и разлетелась в дребезги. Острые осколки впились мне в руки и лицо.

***
Проснувшись от собственного вскрика, я не мог понять где нахожусь и что происходит. Сердце в груди бешено стучало, еле разжав вцепившиеся в одеяло пальцы я попытался сесть. В комнате воняло палёными перьями, противно до тошноты. Мой ловец снов над кроватью был обожжён, нити с бусинками полностью выгорели.
Всего лишь сон, сколько мне не снились кошмары? Неделя? Две? Нет, с тех самых пор, что я попал в больницу. Видимо затишье перед бурей закончилось, вот только чего от этой бури ждать пока не известно.
Дверь резко распахнулась на пороге появился колдомедик и целитель.
Мужчина в жёлтой мантии вынул полочку, наводя на меня диагностирующие чары.
-Все в порядке, прошу вас успокоится.-тихо произнёс он снимая защитный купол.-Вы понимаете, то что я вам говорю?
Я нерешительно кивнул.
-Вы сами говорить можете?
-Да.
Хриплые звуки вырывающиеся из моего горла сложно было назвать нормальной речью, но различить слова было возможно. Давненько я не разговаривал.
-Меня зовут Ричард Рендолл, я ваш колдомедик. Вы находитесь в больнице Св.Мунго.
Рендолл протянул мне склянку с зельем, по запаху кажется успокоительное.
-Выпейте это.-проследив чтобы я принял лекарство он продолжил.-Вы помните кто вы? Почему сюда попали?
Такое захочешь, не забудешь
-Помню, я был в Хогвартсе, когда на него напали.
-Хорошо. Не волнуйтесь с вашей семьёй все в порядке. Они вас навещали, помните?
-Вчера?
-Да, так и есть. Утром я сообщу им, что вы идёте на поправку.
Рендолл сделал ещё несколько пасов палочкой,чтобы удостоверится, что все в норме. Судя по его лицу мне действительно было намного лучше, чем на кануне. Мужчина поднялся и направился к двери.
-Целитель Джон присмотрите за мистером Уизли, если будут какие-то изменения сразу зовите меня. Проследите чтобы он не пытался вставать и немного поспал.
Девушка-целитель кивнула и устроилась на стуле рядом с кроватью.
Стоп! Мистер Уизли? Уизли?! Хотя нет я помню про договор, но Уизли? О чем я только думал вселяясь в его тушку. И так проблем выше крыши ещё и угораздило вселится в предателя крови с целым выводком родственничков. Причём светлых! Непростая ситуация складывается.

***
"Лохматый" появился, как по часам. Открыв дверь он бесшумно проскользнул в комнату и заметил меня.
-Привет.
Он был знаком, даже очень.
-Поттер!
-Ты меня узнал?
Тебя забудешь, ты мой ночной кошмар, от тебя даже зелье сна-без-сновидений не спасёт.
-Когда колдомедик сказал, что тебе стало намного лучше я и представить на мог что на столько. Как ты себя чувствуешь? Ничего не болит? Ты все помнишь или нет?-не выдержав Поттер подошёл ближе и крепко меня обнял.
-Ты меня сейчас задушишь. Хочешь завершить, то что не смогла сделать стенка?
-Прости-прости, просто я так рад снова тебя видеть здоровым.
Не сомневаюсь, вот только ты видишь не меня. Навряд ли ты бы полез с обнимашками к своему профессору Зельеварения. Это было бы ужасно, фууу, самому противно.
-Со мной сейчас и правда все нормально, не беспокойся так.
Поттер широко улыбнулся, было видно что напряжение последних недель уходит от него, сменяясь какой-то бешеной эйфорией. Он снова потянулся и обнял меня.
-Молли и Артур и все ребята будут так счастливы видеть тебя снова. Они так переживали, когда ты пришёл в себя и им запретили тебя навещать. Это был просто кошмар какой-то. Все так хотели чтобы ты поскорей поправился. Джордж за это время чуть не поседел. Даже Перси знаешь, как он переживал...
-Стал раз в 10 более занудней?
Парень нервно хихикнул.
-Мы все очень волновались.
Я похлопал его по спине давая понять, что с объятиями покончено. Необходимо заканчивать с сантиментами и кое-что уточнить.
-Значить мы выиграли.
Мальчишка выпрямился, уставившись на меня своими невообразимыми глазищами.
-Выиграли, в тот же день. Волдеморта больше нет и надеюсь уже на всегда.-он потёр рукавом глаза.-Многие пострадали.
Воспоминания о битве трудно ему давались, не удивительно, взрослых пугала эта война, не говоря уже о детях. То что им пришлось перенести по вине старшего поколения магов, навсегда изменит их жизни.
-Многие погибли. Тонкс и Ремуса больше нет. Тедди теперь остался совсем один. И Колин Криви, помнишь его?
-Парнишка с фотоаппаратом.
Поттер кивнул.
-И Снейп.
Слышать о том что ты умер было неприятно и в тоже время забавно, хотелось крикнуть: "А вот и нет! Я жив здоров! Сюрприз-сюрприз!". Но после этого меня точно упекут в отделение для умалишённых, в одну палату с Локхардом, а там я точно свихнусь и стану бросаться на людей.
-Не такая это и плохая новость.
-Фред! Не говори так!
Мальчишка весть побледнел, после моих слов.
-Я ошибался в нем, мы все ошибались. И знаешь что...
В комнату постучались отвлекая меня от начинающего впадать в депрессию Поттера.
-Простите мистер Поттер, мистеру Уизли необходимо принять лекарства.-сообщила целительница.
-Да конечно не буду мешать.
Поттер встрепенулся, соскочил с места, позволяя пройти целительнице к кровати.
-Я постараюсь уговорить мистера Рендолла пустить твоих родителей и ребят, хотя бы не на долго.-обернувшись на выходе сообщил мальчишка.
Отлично, теперь от рыжих не отвязаться. Спаситель Поттер сделает из палаты проходной двор.

@темы: Габриэль Блейк #Фанфики#